Идеология


ИДЕОЛОГИЯ (греч. idea — Идея|идея , вид, образ и logcs — учение, учение об идеях). Слово идеология употребляется в двух значениях. Во-первых, под идеологией понимают совокупность форм общественного сознания: право, мораль, наука, Искусство|искусство , философия, религия. Во-вторых, под идеологией понимают также совокупность тех идей,  которые обобщают отдельные формы общественного сознания, то есть под идеологией в этом случае подразумевают общее мировоззрение.

Научное объяснение идеологии дает марксизм-ленинизм (см.). Право, мораль, наука, искусство, философия, религия — одним словом все формы общественного сознания возникают и развиваются в процессе общественных, в конечном счете производственных отношений, образующих экономическую структуру общества. Экономическая структура общества является, по образному выражению Маркса, базисом, «...на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания» [Маркс, К критике политической экономии, М., 1932 (Предисловие, стр. 45)].

Марксизм-ленинизм не оставляет сомнения в том, что и наука и философия определяются в своем возникновении и развитии производственными отношениями людей. Счет и арифметические действия над числами возникли в связи с развитием движимого имущества, главным образом в связи с появлением скота. Изменения в движимом имуществе, например изменение в количестве скота (прирост или уменьшение его), а также обмен вызвали необходимость счета и арифметических действий — сложения, вычитания, а усложнение последних — умножения и деления. Не случайно арифметика и алгебра возникли и получили развитие у пародов, которые вели обширную торговлю, — у финикийцев и греков, населявших города Средиземного моря. Не случайно также народы, занимавшиеся земледелием и часто прибегавшие к дележу земельных участков, явились основателями геометрии и тригонометрии. Египтяне, возделывающие свои поля в долине Нила и вынужденные каждый раз после наводнений восстанавливать границы земельных участков, создали геометрию чисто эмпирическим путем. Эта практическая геометрия легла в основу теоретической геометрии. Несмотря на то, что отдельные естественно-научные открытия (напр. порох, пар, электричество и т. д.) были известны задолго до капитализма, только последний, развивая машинное производство, создал почву и стимулировал развитие математических и естественных наук, начиная с механики и кончая химией и физиологией. Но капитализм, развивая естественнонаучные знания, нужные ему для организации машинной промыщленности, ставит предел развитию этих знаний там, где они теряют для него практический интерес; в особенности в том случае, если они прямо противоречат его интересам. В эпоху Империализм|империализма (загнивающего капитализма) естественные науки либо задерживаются в своем развитии либо развиваются односторонне, главным образом как средство войны (например химия).

Это не значит, что все люди данного общества вырабатывают одну и ту же идеологию. В классовых обществах различные классы занимают различное положение в системе общественного производства в зависимости от их отношения к средствам производства, закрепленного и оформленного в законах. В силу этого каждый исторический класс вырабатывает идеологию, присущую в ее специфической форме только ему. Правовая идеология класса отражает его положение в системе общественного производства и вытекающие из этого положения классовые интересы, его понимание действительности, его задачи и идеалы.

Классовый характер идеологии объясняет, почему сознание господствующих эксплоататорских классов представляет действительность в извращенном виде. Эксплоататорские классы представляют свое историческое положение вечным и неизменным и тем самым покидают почву исторической действительности и представляют отношения людей в извращенном виде. «Если во всякой идеологии люди и их отношения кажутся поставленными на голову, словно в камере-обскуре, то.и это явление точно так же проистекает из исторического процесса их жизни, подобно тому как обратное изображение предметов на сетчатке проистекает из непосредственно физического процесса их жизни» (Маркс и Энгельс, Соч., т. IV, стр.16). Извращенный, поставленный на голову идеологический процесс ярче всего выражается в идеалистических представлениях. Идеализм|Идеализм господствующих классов имеет реальные социальные корни также в отделении умственного труда от физического. Пока не существовало отделения умственного труда от физического, мышление человека было мышлением, отражавшим его непосредственную производственную практику. Социальная идеология первобытных народов, не знающих еще классового расслоения и отделения умственной деятельности от физического труда, ярко отражает характер их материальной практики.

Четкий и ясный характер развития идеологии на основе и в процессе непосредственно материальной практики у народов, еще не разделенных на классы, утрачивает свою непосредственность в классовом обществе. С образованием частной собственности на средства производства и возникающим на этой основе классовым господством господствующая часть общества рано или поздно освобождается от непосредственного материального производительного труда. С этого момента и мировоззрение общества утрачивает свою цельность: вместо общего мировоззрения появляются мировоззрения различных классов. В то же время оно утрачивает непосредственную связь с материальной практикой — по крайней мере у господствующих классов. «С этого момента сознание может действительно вообразить себе, что оно нечто иное, чем сознание существующей практики...»

В классовом обществе нет и не может быть единой идеологией для всех классов. Эксплоататорские классы и классы эксплоатируемые не могут одинаково мыслить взаимоотношения людей, их отношение к природе и так далее. Поэтому и политические, правовые, моральные, эстетические и исторические воззрения разных классов различны, а у антагонистических классов (например у пролетариата и буржуазии) противоположны.

Господствующая экономическая идеология в классовом обществе является политической идеологией господствующего класса. В каждую эпоху «...мысли господствующего класса суть господствующие мысли, т. е. тот класс, который представляет собой господствующую материальную силу общества, есть в то же время и его господствующая духовная сила. Класс, имеющий в своем распоряжении средства материального производства, в силу этого располагает и средствами духовного производства, так что ему благодаря этому в то же время в общем подчинены мысли тех, у кого нет средств для духовного производства»

Господство идеологии эксплоататорских классов обеспечивается далее тем, что в их распоряжении находятся такие средства идеологического воздействия, как государство, право, религия, школа. Наконец свое господство в области Идеологии эксплоататорские классы всегда поддерживали всем аппаратом угнетения: вооруженной силой, тюрьмой, физическими истязаниями и лишением жизни. Устанавливая классовый характер Идеологии, мы тем самым устанавливаем ее партийный характер. Даже в том случае, если та или иная идеология власти «борется» против партийности, провозглашает свою «независимость» от классов и партий, хочет остаться «чистой» наукой, «чистым» искусством, религией не от мира сего, правом, защищающим якобы интересы общестза в целом (а не отдельных классов) и т. д., — даже в этом случае мы не должны обманываться и  должны помнить, что эта «беспартийность» есть своеобразная форма партийности. Партийность, рядящаяся в «торжественную» и лицемерную тогу беспартийности, есть партийность правящих, господствующих, угнетающих классов и означает стремление отвлечь трудящихся от борьбы против господствующего класса. «Беспартийность есть равнодушие к борьбе партий. Но это равнодушие не равняется нейтралитету,. воздержанию от борьбы, ибо в классовой борьбе не может быть нейтральных. Равнодушие к борьбе отнюдь не является, поэтому, на деле отстранением от борьбы, воздержанием от нее или нейтралитетом. Равнодушие есть молчаливая поддержка того, кто силен, того, кто господствует». Сознательное применение принципа партийности принадлежит революционным классам, в нашу эпоху — пролетариату. Идеология пролетариата — марксизм-ленинизм — от начала и до конца проникнута пролет, партийностью. «...Материализм (марксизм. — Н. Б.)...включает в себя, так сказать, партийность, обязывая при всякой оценке события прямо и открыто становиться на точку Зрение|зрения определенной общественной группы». Партийное существо идеологии (в классовом обществе), вытекающее из общественного ее характера, лучше всего подчеркивает не пассивно-созерцательную, а активно-действенную природу Идеология Возникая, развиваясь и проверяясь в процессе обществ. материальной практики, являясь формой осознания этой практики, Идеология в свою очередь оказывает обратное влияние на все обществ. — в том числе и на производствен. — отношения.

Обратное влияние идеология на экономический базис отнюдь не всегда проявляется в форме влияния, способствующего экономическому развитию. В некоторые периоды, а именно в период упадка данной общественно-экономической формации, политическая идеология препятствует дальнейшему экономическому развитию. Такой период переживает например сейчас капитализм. Несмотря на то, что машинное производство, как указал Маркс, таит в себе неограниченные возможности развития, капиталистическая форма производства, вступившая в фазу небывало тяжелого и затяжного кризиса, тормазит дальнейшее развитие техники. Идеология вся идеологическая надстройка капиталистического общества принимает в этом процессе самое деятельное участие. Дальнейшее экономическое развитие тормазит не только буржуазное право, поддерживающее концентрацию капиталов, обнищание пролетарских масс, перепроизводство товаров, массовую безработицу и голодание десятков миллионов пролетариев, — эту роль играют и буржуазная философия, мораль, наука, религия, поскольку они оправдывают и поддерживают капиталист, строй, ставший препятствием для развития производит, сил.

Из сказанного следует, что нельзя представлять себе действие материального базиса, определяющего развитие идеологических надстроек, автоматическим. «Политическое, правовое, философское, религиозное, литературное, художественное и т. д. развитие основано на экономическом. Но все они оказывают влияние друг на друга и на экономическую основу. Дело обстоит совсем не так, что только экономическое положение является единственной активной причиной, а остальное является лишь пассивными факторами. Нет, тут взаимодействие на основе экономической необходимости, которая в конце-концов проявится. Государство например оказывает влияние при помощи покровительственных пошлин, свободы торговли, хорошего или дурного состояния финансов. Даже смертельная усталость и бессилие немецких мещан, происходившие из экономически жалкого положения Германии в период с 1648 до 1830 г., выразившиеся сначала в ханжестве, затем в сентиментальности и в пресмыкательстве пред князьями и дворянством [даже эти явления], не остались без влияния на экономику. Это было одним из величайших препятствий нового, подъема, и препятствие это было поколеблено только благодаря тому, что революционные и наполеоновские войны сделали хроническую бедность острой. Следовательно,таким образом, нет какого-то автоматического действия экономического положения, как это иногда весьма удобно воображают...» (Энгельс, Письмо к Штаркенбергу от 25/1 1894 — в кн. Маркс и Энгельс, Письма, М, — Л., 1932, стр. 407).

Обратное действие формирование идеологии на экономическую основу свидетельствует о том, что идеология, раз возникнув на основе определенных производственных отношений, приобретает затем относительную самостоятельность. Отрицание этой относительной самостоятельности за идеологию повело бы к упрощенству, к вульгаризации диалектического материализма, повело бы к меньшевистскому представлению об автоматическом действии экономического развития. Общественное сознание — в виде политических течений и программ, науки, морали, философии, искусства и т. д. — не только отражает понимание действительности тем или иным классом, но также выражает и волю к изменению этой действительности или, напротив, выражает (у консервативных контрреволюционных классов) волю к сохранению данной действительности или даже к возврату к старому. Марксизм-ленинизм учит, что люди сами творят свою историю, но их сознание и воля при этом определяются общественными отношениями, в которых они действуют и которые они выбирать не вольны. Отрицание относительной самостоятельности форм общественного сознания и их способности воздействовать на экономическую основу и друг на друга лишило бы нас также возможности объяснить ту особенность в развитии социальной идеологии, что каждое явление  этой области (новая идея, учение, направление и т. д.), возникающее на основе общего экономического развития, находится в том или ином отношении к прежней или существующей Идеологией: всякое учение, идея составляют или продолжение прежних (или настоящих) учений или критику, переработку их. Так или иначе нельзя отрицать воздействующую роль прежних и существующей национальной идеологии на появление и развитие новой Идеологии «...Философия каждой эпохи, — говорит Энгельс в письме к Конраду Шмидту от 27/X 1890, — располагает в качестве предпосылки определенным, мыслительным материалом, материалом, который передан, ей ее предшественниками и из которого она исходит... Экономика здесь ничего не создает заново (a novo), но она определяет вид изменения и дальнейшего развития имеющегося налицо мыслительного материала, но даже и это она производит по большей части лишь косвенным образом, так как важнейшее прямое действие на философию оказывают политические, юридические, моральные отражения» (Маркси Энгельс, Письма, М. — Л., 1932, стр.384 — 385).

В этих положениях Энгельс четко формулировал закон развития идеологии. Развитие идеологии государства определяется в общем экономич. развитием, но действие экономики на Идеологии обнаруживается не всегда действие экономики проявляется прежде всего в форме классовой борьбы и других определенных историч. условий, среди которых большое значение имеет также «мыслительный материал» предшествующих эпох. Так как экономическое развитие является основой идеологич. развития, то каждый переворот в способе производства неизменно сопровождается изменением и во всей идеологической надстройке. Революция в общественных — в первую очередь производственных — отношениях вызывает следовательно затем революцию и в области культуры и Идеологии «С изменением экономического основания более или менее быстро преобразуется и вся громадная надстройка над ним. При рассмотрении таких революций следует всегда иметь в виду разницу между материальным переворотом в экономических условиях производства, который можно определить с естественно-научной точностью, и юридическими, политическими, религиозными, художественными или философскими, словом идеологическими, формами, в которых люди воспринимают в своем сознании этот конфликт и во имя которых борются» [ Маркс К., К критике политической экономии, Одесса, 1923 (Предисловие, стр. XII — XIII)].

В противоположность марксистско-ленинскому учению об идеологии., базирующемуся на диалектико-материалистическом понимании истории, буржуазные теории дают либо идеалистические либо эклектические объяснения сущности и роли идеологии в историческом процессе. Идеалистические теории идеологического развития большей частью покоятся либо на гегелевском представлении об абсолютном духе, развивающемся и приходящем к самосознанию в том или ином конкретном народном сознании, либо на кантианском представлении об идеях как некоей системе неизменных принципов, являющихся частью субъективными формами мышления, частью метафизическими, нормативными требованиями. Кроме этих основных направлений существует множество других буржуазных идеалистических течений, заимствующих у Гегеля или Канта основные положения и так или иначе изменяющих их. Поскольку всякий идеализм трактует человеческое сознание и различные формы его (наука, философия, искусство, право и т. д.) как самодовлеющие и независимые от материального бытия, постольку он неизбежно приходит к поповщине.

Широкое распространение в 20 в. получила неокантианская теория «культурных ценностей» Г. Риккерта (см.). С точки зрения этой теории новая идеология есть не что иное, как система абсолютных принципов, понятий («культурных ценностей»), которые лежат в основе культурной деятельности человека и являются критерием в оценке исторической деятельности вообще. Различные психологические теории [Уорд, Гиддингс, Лакомб, Тард, Зиммель|Зиммель (см.) и др.] также исходят из имманентной природы Идеологией, пытаясь представить идеологически процесс как результат Имманентный|имманентного психического творчества отдельных личностей или как результат психического взаимодействия, происходящего в обществе. Натуралистические социологические системы (например Г. Спенсера, см.) в объяснении сущности природы Идеологией принципиально не отличаются от психологических теорий, ибо и они исходят из идеалистического представления об имманентной природе мышления. Метафизический материализм 18 в. (как и созерцательный материализм Фейербаха) также становился на идеалистическую почву, поскольку он пытался объяснить историческое развитие, в частности развитие общественного сознания. Французские материалисты, видя основу всего существующего в механическом движении материи, в объяснении сознания не пошли дальше «природы» человека, дальше «природного», «естественного», самодовлеющего разума человека. Фейербах правильно поставил задачу: «свести религиозный мир к его светской основе», но, не усмотрев этой светской основы в практической материальной деятельности людей, обусловливаемой способом производства, он остался при объяснении мотивов человеческой деятельности на почве идеализма. По меткой характеристике Энгельса, идеализм Фейербаха состоит здесь в том, что он половую любовь, дружбу, сострадание, самоотвержение не объясняет исторически и материалистически, а видит в них основу деятельности человека. По словам Ленина, весь домарксовский материализм характеризуется «сохранением идеализма "вверху", в области общественной науки».

В ряде существенных пунктов отступает от марксистского понимания Идеология Плеханов. Плеханов допускает утверждение, что в классовом обществе развитие идеологии определяется психологией, «...чтобы понять, — говорит Плеханов, — скажем, менуэт, совершенно недостаточно знания экономика Франции XVIII столетия. Тут нам приходится иметь дело с танцем, выражающим собой психологию непроизводительного класса. Психологией этого рода объясняется огромное большинство "обычаев и приличий" так называемого порядочного общества. Стало быть, экономический „фактор" уступает здесь честь и место п си хологическому» («Основные вопросы марксизма», Соч., т. XVIII, стр. 223). Правда, дальше у Плеханова есть оговорка, что сама «психология» — продукт экономического развития; но даже и при такой оговорке нельзя противопоставлять психологию Идеологии. как «базис» — хотя бы обусловленный экономикой — «надстройке». Психология, идеология и общество — явления одного порядка: то и другое есть обществ, сознание; Идеология не существует вне «психики», и, наоборот, психология не существует вне обществ, сознания.

Выделив «психологию» как основу идеологии., Плеханов вслед за тем делает допущение о самодовлеющем суверенном характере некоторых основных, простейших положений человеческого сознания. Например в области морали Плеханов развивает кантианское учение о простейших, всеобщих нормах поведения (см. Этика). Плеханов допускает отступление от марксизма и в вопросе о классовом содержании и партийности идеологии — Плеханов (а затем, «углубляя» его, Л. Аксельрод) утверждает, что наука «сама по себе не партийна», что простейшие правила права и нравственность всеобщи (обязательны для всех классов и народов) 

Идеалистическое искажение марксистско-ленинского учения об идеологии допускает также меныневиствующий идеализм. В духе гегелевского идеализма меныневиствующий идеализм рассматривает развитие Идеологии как самостоятельный процесс. Так например, изучение истории философии было поставлено им вне социально-экономической обусловленности философских систем. В силу этого история философии превращалась в простую филиацию идей. В трактовке вопросов Идеология также сказалось и влияние Фейербаха и Плеханова. Меныневиствующий идеализм, отрывая идеологический процесс от живой производственной практики и классовой борьбы, говоря об объективном отражении бытия «вообще» в общественном сознании («вообще»), становится на почву абстрактного созерцательного материализма и буржуазного объективизма.

Механистические искажения марксистско-ленинского учения об идеологии идут по линии вульгарно-материалистического толкования явлений общественного сознания (теория — «материализация общественных явлений»). Механистическим, вульгарно-материалистическим является также положение Бухарина о том, что Идеология является «различного рода обручами, держащими в равновесии все общественное тело». Здесь ясно проглядывает влияние А. Богданова (см.), который в идеологии видел не отражение и выражение общественного бытия, а средство, инструмент организации общества. Организационная теория Богданова сказалась у Бухарина и в понимании соотношения между психологией и идеологией. Национальная идеология, по Бухарину, есть организованная психология. Хаос ощущений, составляющий содержание психологии, организуется сознанием, приводится в систему, кристаллизуется, и таким образом появляется, по мысли Бухарина, Идеология.

Историческое развитие идеологий. Общественное сознание возникло «из потребности сношения с другими людьми». Следовательно оно возникло одновременно с самим обществом и составляет изначальный исторический продукт общественных отношений. Изменение в способе производства всегда вызывало изменение и в представлениях людей. Каждой общественно-экономической формации соответствуют исторически определенные формы общественного сознания.

Идеология родового общества вполне отражает его общественный строй и экономическое развитие. На этой ступени развития общества не существует писанных законов, наук, развитого искусства и т. д. Общество руководствуется псторически сложившимися обычаями, отражающими родовое устройство и передаваемыми из поколения в поколение; эстетические вкусы выражены в несложных танцах, песнях, музыке.

Религиозные представления людей на этой стадии развития фантастически изображают силы природы — природа населяется живыми существами. Каждый род и племя имеют своих богов. Это определяется тем, что религиозные верования самым тесным образом связаны со всей жизнью рода, племени, и поэтому поклонение ведется тем богам, которые якобы влияют на деятельность рода и племени. Охотничьи племена выбирают себе богов из среды зверей данной области, племена, занимающиеся хлебопашеством, почитают различные силы природы (небо, землю, солнце и т. д.). Одним словом, поклоняются тем могучим факторам из окружающего мира, от которых, в силу низкого уровня развития производительных сил и следовательно беспомощности перед природой, зависимо благосостояние рода и племени. Пение, танцы, музыка и весь быт вообще также отражают образ жизни рода и племени. Они изображают либо охоту, либо приемы войны и воинственные настроения, либо какие-нибудь другие эпизоды и настроения из жизни и деятельности рода и племени.

Идеология государства на счет рабовладельческого общества появляется после разложения рода. Рабовладельческий способ производства, вызванный к жизни обменом  и накоплением имущества, в свою очередь сам обусловливал сильнейшее развитие торговли и ремесла. В древней Греции и Риме наряду с земельной знатью существовала также торговая знать, наряду с многочисленным классом рабов — свободные крестьяне и ремесленники. Это разделение общественного труда и классовая дифференциация обусловили экономический, политический и культурный расцвет древнегреческого и римского общества. Прибавочный поодукт рабского труда — а рабы составляли подавляющую часть общества — сосредоточивал в руках земельной и торговой знати колоссальные богатства, обеспечивая этим классам занятия политикой, искусствами, философией, науками. Торговля, мореплавание, ремесла, широкие экономические и политические предприятия, сложные классовые и междугосударственные взаимоотношения развивали предприимчивость, стремление к знаниям и искусствам, жизнерадостность и реализм. Древняя Греция явилась родиной пышного расцвета философии, математики, астрономии, литературы, театра, архитектурного и ваятельного искусства. Рим перенял и во многих отношениях развил греческую культуру и дал сам образцы политических учений и права (см. Римское право).

До 7 в. до хр. эры в древней Греции господствующее положение занимала земельная аристократия. Это нашло свое отражение в Идеологии того времени. Правовые и моральные воззрения этого периода содержат черты «патриархального» строя. Рабовладелец выступает как старший, как «отец» своих домочадцев и рабов. Писанного права еще не существует. Вместо него господствует обычай. Земельная знать выступает защитницей старины, сопротивляется введению писанного закона, ревностно заботится о своей генеалогии, которая устанавливает происхождение знати от богов. Земельная знать составляет главную вооруженную силу. Отсюда увлечение этой знати военно-спортивными состязаниями. Религия отражает земной строй. Боги, являющиеся предками и героями, от которых ведут свое начало знатные землевладельцы, соблюдают такую же строгую Иерархия|иерархию , какая существует и на земле; они ведут такую же, полную военных приключений, любовных похождений, ссор, борьбы за наследство и власть жизнь, как и знатные, благородные люди. С 7 века до хр. эры и даже раньше развивается торговля, вырастают ремесла. Греция развивает большую колонизаторскую деятельность на западе, на востоке и юге. Торговля вскоре выдвинула новый класс — торговую рабовладельческую буржуазию. Последняя, опираясь на крестьянство и ремесленников, выставила свои экономические и политические притязания. Но борьба торговой буржуазии против земельной знати не затрагивала основ рабского строя; напротив, одним из ходовых объектов торговли служили как-раз рабы. Вместе с изменением социально-экономического строя произошли большие изменения и в области Идеологии.

Устные обычаи начинают заменяться писанным правом (кодексы Залевка, Харонда, Андродама, Филолая, Дракона, Солона). Все писанные законы направлены к охранению частной собственности. Новое право освобождало собственность и человека от родовых связей. Собственность могла теперь свободно завещаться; участие граждан в общегосударственных делах стало определяться имущественным цензом. Если прежде господствовавший класс удовлетворял свои потребности в знании мира мифологией и религиозными представлениями, то новая рабовладельческая и торговая знать повела борьбу за светское мировоззрение и за научные знания. Господствовавшая ранее религия хотя и продолжала оставаться государственной религией, но, во-первых, она все больше и больше приспособлялась к новым социально-экономическим отношениям, а во-вторых, наряду с ней все больше развивались народные религии — мистерии. Центр тяжести в религиях переносился на удовлетворение индивидуальных религиозных запросов. Мотивы общения с божеством, поиски спасения или оправдания стали в центре верований  и культа. Стремление познать мир в его реальных связях находит свое разрешение в философии и науке.

Древнегреческая философия дала первые и поэтому несовершенные образцы не только материалистического, но и диалектического мировоззрения. «Древнегреческие философы,  — говорит Энгельс, — все были прирожденными диалектиками». Высокие образцы диалектики мы находим у Гераклита, Платона, Аристотеля. «Прирожденное» диалектическое мышление древних греков вытекало из условий их общественной жизни. Быстрое расширение торговли, колоний, напряженная борьба за господство в тогдашнем мире — с Карфагеном, с Персией, с Пелопоннесским союзом, — борьба партий и классов, падение и возвышение городов колоний, падение и возвышение правительств — все это отражало мир в общественном сознании греков как мир связей, борьбы, движений и изменений. «Этот первоначальный, наивный, но по существу правильный взгляд на мир был присущ  древнегреческой философии и впервые ясно выражен Гераклитом: все существует и в то же время не существует, так как все течет, все постоянно изменяется, все находится в постоянном процессе возникновения и исчезновения» (Энгельс, Анти-Дюринг — в кн. Маркс и Энгельс, Соч., т. XIV, стр. 20).

Искусство древней Греции, так же как и философия, тесно связано со всем ходом истории греческого общества. Служа интересам господствующих классов и удовлетворяя их эстетическим вкусам, греческое искусство реалистично и жизнерадостно. Оно много внимания уделяет здоровой культуре и пропорциям человеческого тела, строгим, величественным линиям, величественным постройкам, светлым тонам. Греческое искусство есть искусство классов, наслаждающихся своей силой и властью. В нем нет места настроениям угнетенных классов.

  Идеология феодализма представляет по сравнению с идеологией рабовладельческого общества регрессивное явление. Застойные формы натурального, замкнутого в себе феодального хозяйства не оставляли места для развития науки, философии, литературы, искусства. Крестьянское производство — земледелие, соединенное с домашним ремеслом, — было рассчитано на собственное потребление и потребление феодала. Такая экономика не способствовала развитию обмена, широких вбщественных связей, не развивала стремления увеличить производительность труда, изучать свойства природы, изучать жизнь других людей, делать изобретения и т. д. Классовые отношения, отношения господства и подчинения также казалось не подлежат никаким изменениям. Власть феодала покоилась на личном подчинении, требовала покорности, была враждебна всякому исканнию, пытливости, всякому новшеству. С другой стороны, разобщенные и примитивные мелкие крестьянские хозяйства не могли составить самостоятельной почвы для развития силы противодействия господствующему классу.

Вполне понятно, что в таких социально-экономических условиях господствующей идеологией стала религия. Религиозное мышление как нельзя более соответствовало застойному характеру экономики и социальным отношениям феодализма. Главенствующей религией в Зап. Европе в эпоху феодализма была католическая.

Господство католической церкви в области идеологии опиралось на господство класса феодалов в экономической и политической области. Сама католическая церковь была могущественным экономическим феодалом. Все это объясняет, почему в эпоху феодализма все области Идеологии были превращены в служанок религии.

Философии, как и всякому знанию, разрешалось лишь разъяснять догматы церкви, но ни в коем случае не высказывать ничего нового, что не указывалось священным писанием, а тем более, что ему противоречило. Признавалось, что всякая Истина|истина может быть дана только в откровении бога, в вере. Рассудок же человека способен лишь уяснить, комментировать откровение, веру. А так как считалось, что бог все свои откровения сделал святым церкви раньше и больше людям не открывается, то вся задача философии и всех наук сводилась к толкованию текста священного писания. Философскими авторитетами, догматическое изучение которых допускала церковь, были Платон и особенно Аристотель. Но оба эти философа древности были приспособлены к догматам католической церкви. Понятно, что философия в эпоху феодализма превратилась в схоластику.

Подобно философии служили церкви и частные науки. Астрономия доказывала истинность церковных утверждений об устройстве вселенной, о связи земных событий с явлениями в звездном мире. Математика отыскивала священный смысл в числах. География занималась изысканиями местонахождения рая, доказывала, что центр зецли находится в Иерусалим|Иерусалиме . Наука переживала упадок. Научные открытия преследовались инквизицией. На огне инквизиции погиб Джордано Бруно (см.), опровергавший геоцентрическую систему Птолемея (см.). Жесточайшему гонению подверглись открытия Коперника, Галилея и мн. др.

На службе религии находилось и феодальное искусство. Скульптура и живопись заимствовали свои сюжеты почти исключительно из святых книг они изображали Христа, матерь божию, апостолов, святых, сцены из Библии, страшный суд, фигуры грешников, дьявола и т. д. Основными мотивами искусства были аскетизм, смирение, мистицизм. Только в области архитектуры эпоха феодализма дала оригинальные образцы. Строительство церковных соборов и замков феодалов послужило базой для развития романского и позднее готического стиля. Оба эти стиля отражают господство религии. Романский стиль — стиль раннего феодализма — должен был внушать людям страх и покорность перед земным и небесным начальством. Он давит своими массивными, суровыми формами. Готический стиль — творчество более позднего времени — должен был создавать настроение отрешения от земных дел и забот и стремления ввысь, кверху, к небу. — Постепенно в недрах феодального строя сложилось товарное хозяйство, созрел экономически, политически и культурно новый класс, класс буржуазии. В противовес мертвящей религиозной идеологии феодализма буржуазия стремится возродить жизнерадостную, реалистическую, индивидуалистическую культуру классической древности. Так начинает в 15 — 16 вв. борьбу за свою Идеологию новый революционный в ту лору класс буржуазии (см. Возрождение).

Буржуазная идеология. Буржуазная идеология отражает в своем развитии историю своего класса. На первых этапах развития ее определяет революционная борьба буржуазии против феодального строя и феодальной Идеологии. В эпоху империализма буржуазная Идеология играет реакционную роль: из фактора развития производительных сил она превращается в их оковы. Феодальная Идеология не соответствовала новым буржуазным производственным отношениям. Производство и обмен товаров требовали таких политических установлений, такого права, которые имели бы своим единственным принципом частную собственность. Поэтому буржуазия выступает против сословного права, против феодального обычая, патриархальщины, косности и рутины. Производство и обмен товаров, требующие свободы передвижения и рынка, не терпели дробления фзодального государства на более или менее самостоятельные королевства, княжества, графства. Буржуазия выступает поэтому с идеей национального объединения и создания сильной централизованной власти. Но как только буржуазия уничтожила самостоятельность отдельных королевств и княжеств, она постаралась обесречить себе свободу и в отношении центральной власти. Таким образом в дальнейшем она — против абсолютной монархии, за демократическое государственное устройство.

Подгоняемая жаждой прибыли, буржуазия выстуч пает защитницей научных знаний — математики, механики, физики, химии, географии, — а в области общественных наук — политической экономии, ибо знания законов, свойств природы, стран света и общественных отношений способствуют организации производства товаров, увеличению производительности труда и расширению торговли. Развитие машинного производства и торговли шло рука-об-руку с развитием буржуазного естествознания. На заре капиталистического производства буржуа отлично отдавал себе отчет в том, что в деле производства и обмена товаров имеют значение только явления и события реального, материального мира. Поэтому эпоха распространения капиталистического производства сопровождается распространением эмпиризма и материализма.

На континенте и в Англии ряд выдающихся философов выступает хотя и с непоследовательными, но материалистическими учениями. Декарт (1596 — 1650) наряду с идеалистической Метафизика|метафизикой разрабатывает «материалистическую физику» (механическое учение о материи). Спиноза (1632 — 1677), стремясь преодолеть дуализм Декарта, разрабатывает величайшую для своего времени материалистическую систему, в которой — и в этом ограниченность, непоследовательность его системы — материальная субстанция выступает однако как «метафизически переряженная природа в ее оторванности от человека». Ф. Бэкон (1561 — 1626) является «истинным родоначальником английского материализма и вообще опытных наук новейшего времени». Т. Гоббс (1588 — 1679) «систематизировал Бэкона... уничтожил теистические предрассудки бэконовского материализма», хотя и не пошел дальше механического материализма. Локн (1632 — 1702) «обосновал философию bоn sens, здравого смысла» (Маркси Энгельс, Сочинения, т. III, стр. 158). Французский механический материализм 18 в. был продолжением, с одной стороны, декартовского механического материализма, с другой — локковского эмпиризма.

Если английский и французский материализм 17 — 18 вв. страдал непоследовательностью, метафизичностью и пассивно-созерцательным характером, то буржуазная философия в Германии (19 в.), появившаяся в новых исторических условиях, развивала в противоположность созерцательному материализму действенный идеализм. Германская буржуазия начала борьбу с феодализмом в условиях, когда рабочий класс уже выступил на историческую арену как последовательно революционный класс. В этих условиях буржуазия не могла быть сторонницей материализма, который в его новой форме (маркеизм) стал учением пролетариата. Буржуазия Германии избрала поэтому своим духовным оружием против метафизической идеологии феодализма диалектику, а против пролетариата — идеализм.

Чем дальше развивалось движение пролетариата, чем шире и глубже пролагал себе дорогу марксизм, тем быстрее буржуазия отказывалась от материалистических учений 17 — 18 вв. и превращала идеализм в свою господствующую идеологию. Однако по мере загнивания капитализма, буржуазный идеализм менял свое лицо. Отдавая в конце 19 в. и в начале 20 в. дань увлечениям кантианской философией (см. Неокантианство), буржуазия в послевоенную эпоху круто повернула в сторону неприкрытого мистицизма, использовав в этих целях философию Гегеля (см. Неогегельянство).

Идеализм и поповщина буржуазной идеологии, обусловленные кризисом капиталистической системы, привели к кризису естествознания. Развитие естествознания, раскрывающее все новые и новые свойства и явления материального мира, натолкнулось на новый «социальный заказ» буржуазии — на отрицание материальности мира. «...Суть „кризиса современной физики" состоит в том, что старая физика видела в своих теориях „реальное познание материального мира", т. е. отражение объективной реальности. Новое течение в физике видит в теории только символы, знаки, отметки для практики, т. е. отрицает существование объективной реальности, независимой от нашего сознания и отражаемой им» (Ленин, Соч., т. XIII, стр. 210).

В эпоху империализма буржуазия не стимулирует развития естественных наук и техники. Она пытается либо задержать это развитие либо обезвредить их идеалистической Интерпретация|интерпретацией . В области общественных наук буржуазия всегда отстаивала идеи неизменности, вечности капиталистических общественных отношений. Буржуазная социология и философия истории пытаются установить всеобщие, абсолютные законы общественной жизни или отыскать и формулировать идеальные абсолютные принципы человеческой деятельности. Если в эпоху процветания капитализма буржуазная наука увлекалась преимущественно всеобщими, «естественными», социальными законами, то в эпоху империализма она отдает предпочтение идеалистической, мистической философии истории [теория «культурных ценностей» Риккерта-Вебера (см. Риккерт), теория «мирового духа» — Шпенглера (см.), разнообразные нормативные теории — Штамлер, Зиммель (см.) и т.д.]. Буржуазное искусство и литература, так же как и философия и наука, пережили период бурного расцвета и период упадка, период реализма и период декаданса во всех его многообразных проявлениях — футуризма, символизма, формализма (см.) и т. д.

Наиболее ярким проявлением загнивания и упадка буржуазной идеологии в период общего кризиса капитализма является ее фашизация (см. Фашизм). В области политических и правовых воззрений фашизм культивирует теорию «сильной власти», национализма и шовинизма, беспощадной борьбы с коммунизмом. Фашизм беззастенчиво откинул прочь демократические Иллюзии|иллюзии 18 века.

В области философии, науки и искусства фашизм восстанавливает своеобразное «средневековье», проповедуя откровенный мистицизм, подавляя подлинно научную мысль, призывая человечество возвратиться от машины и электричества к заступу и мотыге. Но как в экономике, так и в Идеологии империализма загнивание и упадок идут неравномерно. Общая линия упадка буржуазной Идеологией не исключает отдельных прогрессивных явлений в науке, философии, искусстве, выражающихся в стихийном материализме, в борьбе против мистицизма и поповщины. Таким образом буржуазная Идеология в полной мере отражает историю класса буржуазии. Здесь, как и в идеологии других классов, полностью находит свое подтверждение закон Маркса, гласящий, что общественное сознание есть отражение общественного бытия.

Основные черты, общие всем формам и на всех этапах развития буржуазной идеологией сводятся к тому, что буржуазное мышление есть извращенное сознание (это впрочем, как можно было убедиться из всего предшествовавшего изложения, свойственно всем эксплоататорским классам — каждому в исторически обусловленной, специфической форме). Капиталистический строй, покоящийся на частной собственности на средства производства и на вытекающей отсюда эксплоатации рабочего класса и трудящихся масс, характеризующийся рыночной формой общественных отношений и конкуренцией среди господствующего класса, обусловливает специфическую форму извращенного отображения действительности в буржуазном сознании. Буржуазное сознание на все взирает с точки зрения буржуазной частной собственности. Принцип частной собственности в буржуазном сознании утрачивает свой исторически-преходящий, обусловленный товарно-капиталистическим способом производства характер; этот принцип становится абсолютным, всеобщим и вечным. Буржуазия понимает и одобряет превращение рабовладельческой и феодальной собственности в буржуазную, но она не может понять, как может быть уничтожена буржуазная собственность. Все понятия, как например свобода и равенство, добро и зло, все отношения людей, даже брачные и семейные отношения, буржуа рассматривает с точки зрения буржуазной собственности.

Буржуазное сознание, далее,все оценивает с точки зрезия эксплоататорской морали, эгоистического индивидуализма и конкурентной борьбы. Буржуазное сознание запрещает убийство и воровство, но вместе с тем оно не находит ничего предосудительного в ежедневном и ежечасном убийстве и ограблении капиталом пролетариев на фабриках и заводах, в массовых убийствах во время войн и контрреволюционных выступлений, организуемых капиталом. Буржуазное сознание противится классовой борьбе пролетариев и в то же время воспевает борьбу конкурентную, борьбу эгоистическую. Индивидуализм, конкуренция и эксплоататорская мораль составляют лейтмотив всех форм, всех проявлений буржуазной идеологии.

Наконец рыночная форма общественных отношений отражается в буржуазном сознании в виде товарного фетишизма (см. Фетишизм товарный). Товарная форма продукта, как и другие явления товарно-капиталистического общества, например капитал, цена, зарплата и т. д., порожденные специфическими капиталистическими производственными отношениями, воспринимаются однако буржуазным сознанием как естественные свойства вещей, как вечные свойства природы. Эту особенность буржуазного сознания переносить результат общественных отношений на вещи Маркс назвал товарным фетишизмом. Товарный фетишизм объясняет, почему буржуазное сознание является сознанием идеалистическим, мистическим, религиозным или, как это было в революционную эпоху буржуазии, механистическим и метафизическим.

Буржуазная идеология отличается следовательно от Идеологии всех других господствовавших классов специфическими чертами, присущими только ей. Но у всех идеологий эксплоататорских классов есть и общие черты. Религиозные, нравственные, философские, политические, правовые и т. п. идеи в процессе исторического развития менялись. Однако поскольку сохранялись классы, постольку эти идеи отражали угнетение и господство одной части общества над другой. Разъясняя это, Маркс писал: «История всех доныне существовавших обществ основывалась на противоположности классов, принимавшей в различные эпохи различные виды. Но какую бы форму она ни принимала, экспло- атация одной части общества другой является фактом, общим всем прошлым столетиям. Неудивительно поэтому, что общественное сознание всех веков, несмотря, на все различия и на все разнообразие, вращалось до сих пор в известных общих формах, формах сознания, которые исчезнут совершенно лишь с полным уничтожением противоположности классов» (Маркс и Энгельс, Манифест Коммунистической партии, Сочинения, т. V, Москва — Ленинград, 1929, стр. 501).    

Идеология пролетариата. Идеология пролетариата — марксизм-ленинизм. Он выковывается и развивается в практике революционного движения пролетариата. Отличительной чертой пролетарской Идеологии является прежде всего то, что она правильно, адекватно отражает развитие объективной действительности. Пролетариат, свободный от частной собственности, отрицает не только общество наемного рабства — капиталистическое общество, но и всякую эксплоатацию вообще. Он поэтому разрушает фетишизм, мистицизм, идеализм буржуазных идеологий, вскрывает действительные законы исторического движения общества, вскрывает истинное существо противоречий капитализма и указывает пути и способы победы над капиталом. Марксизм-ленинизм обобщает опыт революционной борьбы пролетариата и критически перерабатывает на этой основе опыт и знание всех предшествующих эпох. Он развился из предшествующей ему классической немецкой философии, англлиской политической экономии и французского социализма. Марксизм однако все эти учения переработал под углом зрения интересов рабочего класса. Марксизм-ленинизм есть мировоззрение и Метод|метод класса, историческая роль которого состоит в уничтожении буржуазного общества и в построении бесклассового социалистического общества на совершенно новых основах. И если коммунизм как форма общественной жизни человека есть высший продукт социально-исторического развития, то соответственно этому и марксизм-ленинизм как мировоззрение класса, утверждающего коммунизм, есть высшая форма объяснения и изменения мира. Марксистская теория, развиваясь на основе революционной практики, пролетариата, классовой борьбы и строительства социализма, насквозь пропитана духом коммунистической партийности и классовой целеустремленности. Все это закладывало основы идеологии народов СССР и современной России.

В период диктатуры пролетариата роль пролетарской идеологии исключительна. Победив буржуазию экономически и политически, пролетариат не получает автоматически господства и в идеологической области. Если в эпоху диктатуры пролетариата уничтожение корней капитализма в области экономики растягивается на сравнительно длинный промежуток времени, то понятно, что выкорчевывание враждебных пролетариату идеологий как дело, более сложное и трудное, происходит в длительной и упорной классовой борьбе на всех участках идеологического фронта. Буржуазия, лишенная своей экономической и политической мощи, но еще не выкорчеванная окончательно, сохранившая еще экономические корни в деревне (кулачество), оказывает отчаянное сопротивление не только в экономике, но и в области идеологической борьбы. Деятельность пролетариата, направленная на воспитание широчайших масс трудящихся в духе коммунизма, не проходит поэтому в виде спокойной культурно-организационной работы. Идеологический участок социалистического строительства органически входит в общий фронт классовой борьбы в стране, которая по мере успехов социализма не только не затухает, но, принимая новые формы, еще более обостряется. Первый период новой экономической политики Советского государства не мог не быть периодом известного оживления капиталистических и полукапиталистических элементов хозяйства. Возможность ограниченного роста капиталистических элементов в экономике страны, имевшей мелкобуржуазный характер, несмотря на наличие мощных социалистических командных высот в руках пролетарского государства, не могла не вызвать также известного оживления и возрождения враждебных рабочему классу буржуазных эсеровских, Меньшевистских и т. п. теорий. В этот период происходит возрождение кондратьевско-громановских вредительских теорий, теорий Механицизм|механицизма , меньшевиствующего идеализма, рубинщины, переверзевщины и так далее.

Пролетариат под руководством коммунистической партии, владея диалектическим материализмом, в борьбе с враждебными идеологиями вскрывает их классовую природу, разоблачает их истинное существо и в период общего наступления социализма по всему фронту вплотную переходит к выкорчевыванию и окончательному Изгнание|изгнанию враждебных идеологий из всех областей знания, литературы, искусства. С особой заостренностью ставятся вопросы большевистской партийности науки, ее связи с практикой социалистического строительства. Ставится и практически разрешается задача подчинения науки интересам классовой борьбы пролетариата, интересам строительства социализма в стране. В этом — в теснейшей увязке научной теории с практикой — залог ее небывалого развития. Пролетариат ставит себе задачу перестроить все области конкретного знания на основе диалектического материализма и т. о. окончательно освободить их от тех старых, веками сложившихся метафизических методов научного исследования, которые в новых условиях высшего развития познания и изменения материальной действительности стали непригодными, изжившими себя и тормазящими дальнейшее развитие научного познания. «Продолжение дела Гегеля и Маркса, — говорит Ленин, — должно состоять в диалектической обработке истории человеческой мысли, науки и техники»  Для выполнения этой величайшей историч. задачи в массовом масштабе создаются научные кадры пролет, работников. Развертываются величайшие историч. перспективы создания пролет, культуры. Пролетариат, находясь в рабских условиях жизни при капитализме, не приходит к власти с готовыми, сложившимися формами своей собственной культуры, как представляют себе дело ревизионисты. Только с захватом власти и установлением своей диктатуры пролетариат получает все необходимые предпосылки для построения пролетарской культуры. Создание пролетарской культуры не происходит, как это думал Богданов, а вслед за ним и Бухарин, вне материального бытия и классовой борьбы пролетариата на всех участках социалистического строительства. Создание пролетарской культуры происходит в классовой борьбе за овладение накопленными веками знаниями и техническими достижениями всего человечества и в критической, действенной их переработке. «Без ясного понимания того, что только точным знанием культуры, созданной всем развитием человечества, — говорит Ленин, — только переработкой ее можно строить пролетарскую культуру, — без такого понимания нам этой задачи не разрешить»  Овладение накопленными знаниями и культурными достижениями прошлого вовсе не означает, что пролетариат в эпоху пролетарской диктатуры толькотои делает, что усваивает культуру прошлого, как думал Троцкий. Нет. Пролетариат, усваивая и перерабатывая все достижения буржуазной культуры, в то же время воздвигает величественное здание той самой пролетарской культуры, которая служит прочным фундаментом культуры коммунистического общества. Воспитание коммунистического отношения к труду, социалистическое соревнование и ударничество, преодоление пережитков капитализма в экономике и сознании людей, превращение всего трудящегося населения страны в сознательных и активных строителей бесклассового социалистического общества, создание первоклассной, построенной по последнему слову науки промышленности, социалистическая реконструкция с. х-ва и превращение сельскохозяйственного труда в разновидность труда индустриального, создание предпосылок для уничтожения противоположности между городом и деревней, между физическим и умственным трудом — все это несомненно есть закладка фундамента культуры коммунистического общества.

Окончательное уничтожение классов в стране, преодоление пережитков капитализма в экономике и сознании людей немыслимы без решительной борьбы с просачивающимися в рабочий класс и имеющимися еще у колхозного крестьянства чуждыми буржуазными и мелкобуржуазными идеологическими влияниями.

Разрешение всей совокупности проблем культурной революции будет означать окончательное освобождение нового общественного строя от всех родимых пятен старого общества, от всех влияний враждебных буржуазных и мелкобуржуазных Идеологий, будет означать полное торжество марксизма-ленинизма — государственная идеология побеждающего пролетариата.

Алфавитный поиск по материалу